Почему раньше в конце слова добавляли «C»

Читая русские романы девятнадцатого века, невозможно не заметить в них такую особенность: герои очень часто добавляют -с в конце слова. Современному человеку непонятно, зачем это делать и что эта «с», собственно, означает. Этот момент непосредственно связан с историей языка и требует пояснения.

Частица -с (при старом написании она выглядела как съ) — это так называемый словоерс. Это лингвистический термин означает частицу, которая при определенных условиях присоединялась к слову.

Почему раньше в конце слова добавляли "C"

В исходном своем значении она являлась сокращением от слов «сударь» («государь»). Использовать такую частицу было уместно практически после любого значимого слова, но наиболее часто ее употребляли после глаголов (например «пожалуйте-с», то есть фактически — «пожалуйте, сударь»), а также слов «да» и «нет».

Чаще всего «место» этой частицы было в официальных беседах и деловых переговорах, причем использовали ее по отношению друг к другу и равные по чину и социальному положению лица, хотя обычно все же оно использовалось в том случае, когда низший чин обращался к лицу, которое было выше его по положению.

Сокращение образовалось последовательным путем следующим образом: сначала «государь» сократился о «сударя», а потом, в соответствии с тенденцией к экономии языковых средств и это слово было сокращено до обычной частицы съ. Она потом приобрела на письме вид -с — это произошло после того, как в русском языке перестал действовать закон открытого слога.

Не менее интересно и происхождение названия этой частицы. Дело в том, что в 19 веке дети обучались азбуке по складам. Тогда у букв были свои названия, так что проговаривались своеобразные заклинания. В результате термин получился из названия двух составляющих слог букв: с — «слово», ъ — «ер», все вместе съ, получается слово-ер-съ.

История коннотативной окраски этой частицы не менее интересна. Так, в девятнадцатом веке ее использовали как форму вежливости, таким образом выражалось почтение к собеседнику, человек демонстрировал, что тот, к кому он обращается, ему очень приятен.

Однако к концу этого столетия коннотативная окраска частицы изменяется — теперь это форма самоуничижения, человек, употребляющий ее, сразу ставит себя в более низкое по сравнению с собеседником положение. Использование словерса в литературных произведениях имело конкретное назначение — с его помощью персонах характеризовался как человек низкий и склонный к подобострастию.

Кроме того, многие авторы, в частности, Достоевский, придавали этой частице еще один оттенок — с ее помощью выражалась ирония.

Интересно, что в двадцатом веке та частица приобрела особое значение. До революции ее использовали в своей речи семейные врачи, которые таким образом не только придавали себе авторитет, но и успокаивали больных. После революции она подчеркнуто использовалась «досоветской» интеллигенцией — таким образом люди, причастные к этому узкому кругу, демонстрировали свою элитарность, то, что называлось в те времена «разрешенным барством», а для людей попроще служило признаком элитарности в хорошем, но чаще в плохом смысле. Также его сохраняли русские эмигранты, для которых она стала своеобразным символом идиллических «старых времен».

В современной разговорной речи это слово не используется, да и в литературе практически вышло из обихода, лишь иногда появляясь на страница книг для того, чтобы помочь автору ярче выразить свое ироническое отношение к ситуации или персонажу. Таким образом, можно говорить о том, что к началу 21 века словоерс полностью исчез из русского языка, уйдя в глубокий пассивный запас.